Пьяная жена

Вот очередная история по теме:

Дело было зимой в феврале. Были мы уже дома часов 10 вечера, и тут звонит ее хороший друг, у него было ДР. Ну она идти не хотела, т.к. завтра с утра были кое какие дела. Но я ее уговорил ))) но она мне сказала, что если пойдет будет пить! Я сказл только одно условие, чтобы там не блевала на людях, а дома то все равно. На этом и порешили.

Пришли во общем, друзей тьма! Со многими очень давно не видались, и тут мы разделились она пошла на кухню с пьющими водк, а я остался в зале болтать про машины и пить пиво. Периодически она ко мне выходила, я замечал что она потихоньку пьянеет, глаза становятся мутные блестят, сама немного пошатывается. Подошла ко мне я ощутил разкий запах алкоголя, и она сказала, милы я чувствую сегодня надерусь в гааавно! я сказал что только этому рад, но предупредил чтобы не опозорилась и не обблевалась (так как такое уже бывало и не раз). В общем она опять ушла пить дальше ) а у нас закончилось пиво и я пошел с парнями за дополнениями ) Когда мы вернулись Жена все еще пила на кухне , по ее громкому смеху и заплетающемуся языку я понял что она почти дошла до кондиции! Я сел пить пиво.
сле бутылки пива я решил заглянуть на кухню, потому что все затихли. Зайдя я увидел пьянющую в дюпель женушку, она пыталась переключить мелодию на телефоне. Водку она пила из чашки потому что рюмок не досталось, не знаю сколько точно она выпила но была готовенькая. Я ее обнял, она пьяно улыбнулась и попыталась встать, но разочаровавшись в своих силах плюхнулась обратно. Собрала в кучу глаза, и еле ворочая языком говорит ну что сидим наливайте. Я не заставил себя ждать и налил почти полную чашку грамм 150 наверное точно. И протянул ей. Друзья с удивлением посмотрели, мол она и так в говно, куда еей стока, но я жестом показал мол спокуха! Все ОК ))) Она подняла чашку и залпом осушила причем чувствовалось что ей удается это с трудом! Последние глотки она проглотила раза с третьего, они ей просто не лезли. Я думал блеванет прям тут. Но она справилась и выпила все до капли. Я сел рядом с ней обнял и так просидели болтаю не о чем минут 15, причем жена говорить уже не могла а почти спала сопя на поем плече и пуская слюни. Я решил что нам пора. Начал ее поднимать, с трудом нам удалось встать, и она попросила отвести ее в туалет, блевать спросил я, она кивнула. Только мы зашли она сразу повалилась на пол около унитаза, я начал ее поднимать. Тут она мне еле еле выговаривая дала понять что блеват не будет так как обещала отянуть до дома.
кивнул мло все ок. Одевали мы ее весело, стоять она не могла, один друг ее держал, а я одевал ей сапоги (хорошо что без каблуков) на улице было скользко пару квартал до дома мы шли пешком, всю дорогу она твердила что напилась так специально для меня трахну ли я ее когда придем. Вообщем пришли мы благополучно упала она раза три. Прямо в грязь во общем выглядела со стороны натурально как свинья. Я один раз когда я ее поднимал, уже возле дома, неосторожно надавил на живот и увидел как щеки начали надуваться, но я успел ее погладить сказал подышать и он вроде сдержалась чуть не блеванув. Зашли мы в квартиру, пока и открывал дверь жена лежала под дверью клубочком. Я ее поднял завел в квартиру, снял обувь! И тут она решительно шатаясь от стены к стене прошлепала на ровать и плюхнулась на нее. Выглядела она так. Рот окрыт, слюни текут, майка задралась, вообщем ппц полный. Я раздел ее она даже не шылохнулась, положил на пол, расправил кровать. Начал поднимать и тут началось, блевала она кончено акведуком, это ппц. Короче мощной струей заблевала себе все пузо колени и пол. Причем я держал ее голову она сама не могла. После данного излияния я отвел ее в ванну немного помыл, снова привел домой, трахнуллис мо отлично, только она еще раз блевала с кровати, после секса немного протрезвела, и смогла хотябы голову с кровати спустить. Я дал ей водыЁ. Мы еще потрахались, не буду описывать, для читателей важен процесс опьянения как и мне, екс думаю на втором месте, скажу что секс был супер и сосала она классно!!! Потом она отключилась, на утро ей как всегда было дико стыдно, глядя на ее обблеваную одежду и на лужу блевотины возле кровати. Я сказал что все ОК, и начал за ней ухаживать, давать ей водичку, жалеть, так происходит всегда после таких пьянок. Вообщем раз в меяц иногда в два я доставляю свою жену домой в таком состоя нии и очень это люблю!!!


Если кому интересно продолжу писать ) только оставтье подробные коменты что нравиться, что именно описывать более подробно, что можно опустить. Да и вообще отношение к такой жене. Фотки бы выложил, но боюсь разойдуться по инету и он мне не простит, а наши отношения очень дороги мне, где еще найдеться девушка красивая, и так нажираеться )))

ББ всем!!! Жду коменты!

Источник: drunkhunter1.livejournal.com

…И она пошла в гости, у них девичник. «Не все же тебе шастать по пятницам!» – строго произнесла жена. Я не спорил, можно и перерыв сделать изредка. Накрасила ярко губы, надела радостное желтое платье, ушла.


Мы поиграли с детьми, потом я их уложил, почитав на ночь про Нильса с дикими гусями. Чудесный тихий вечер. Мне было так хорошо и спокойно, как давно не было. Около полуночи я написал жене: «Когда домой?». Ответила: «Еще посидиммм». Да, с тремя «м» в финале.

Я вымыл посуду, стараясь не греметь тарелками. И понял, что делать больше нечего. Правда, в холодильнике были три бутылки пива, но пива совсем не хотелось. Я лег в кровать. Решил дождаться жену с книжкой. Но уснул.

Меня разбудил грохот. Кто-то из детей, подумал я. Выскочил в прихожую. И столкнулся с женой. Она стояла на четвереньках, словно изображая собаку. «Ты что?» – говорю. «Молния…» – загадочно ответила жена.

– Что?

– Молния! – вскричала она гневно. – Молния!

Она подняла голову: растрепанные волосы, блуждающий взгляд, стоптанные губы. Жена была совершенно пьяна. И не могла расстегнуть молнию на сапогах.

– Не шуми, – говорю. – Дети же… Давай помогу.

– Пшел вон! Ты ни черта не умеешь!

Она попыталась встать и тут же грохнулась снова, ухватившись за плащ на вешалке. Вешалка сорвалась, жену накрыло куртками и шарфами.

– Тут я и посплю, – пробормотала она из-под одежды.

Я понял, что она действительно так уснет. Разгреб шарфы-куртки, поднял жену… Поднял с трудом. Она вообще худая, легкая, но ее болтало во все стороны и по дороге на кухню мы упали с ней вместе еще два раза.


Я дотащил жену до кухни словно дохлую русалку. Посадил на стул, в плаще и сапогах. Жена посмотрела вокруг и сказала: «Надо еще выпить…»

– Не надо, – ответил я и стал расстегивать ей сапоги.

Жена оттолкнула меня ногой. Привстала, распахнула холодильник: «О, пивко, отлично!». Схватила бутылку.

Тут я всё понял. Она меня разыгрывала. Жена просто решила изобразить мое типичное поведение в пятницу вечером. Так, слегка отомстить. Она никогда не напивалась раньше, а прожили мы уже двенадцать лет.

Я встал, скрестил руки и стал насмешливо за ней следить. Ну-ну, актриса, давай.

Жена открыла бутылку и начала быстро пить из горла, морщась. Выпила половину. Взглянула на меня: «Чо уставился?»

– Любуюсь твоей игрой.

– Как же ты мне надоел, а? Всю жизнь испоганил!

Она, наконец, сняла плащ. Бросила на пол. Я увидел ее желтое платье. На нем были два крупных винных пятна. Тут я понял: это не розыгрыш. Женщина может дурачиться сколько угодно, но свое лучшее платье она никогда не испортит шутки ради. Жена действительно напилась.

– Видеть тебя не хочу! – закричала она.

– Тише, умоляю, дети!

– Пусть знают всю правду! – она хлебнула еще пива.

Мне пришлось запереть ее в ванной, где она еще билась об дверь, роняла с тревожным звоном банки, потом, наконец, затихла. Включила кран.


Вышла дочка: «Папа, что с мамой?». Прикрывая спиной дверь, я ответил, что мама просто очень устала.

– Как ты устаешь с друзьями, да? – спросила умница дочь. И ушла, зевая.

Через пятнадцать минут я приоткрыл дверь. Прямо в желтом платье жена лежала в ванной, полной воды. Спала, откинув голову. На полу были осколки.

Не буду описывать, как мне удалось донести жену до кровати. Мучительное зрелище, сталинградская битва в узком коридоре. Желание у меня было лишь одно: накрыть ее огромной подушкой. И долго-долго прижимать подушку к лицу. Но я сдержался. Лег рядом. Было уже четыре утра. Сердце билось в нервной тахикардии. Надо бы корвалолу, подумал я… И тут жена резко меня обняла: «Ну давай!». Что, спрашиваю, «давай»? «То самое! – отвечает нагло. – Мне дико хочется!»

Как же от нее омерзительно пахло. Нет, зря я не использовал подушку. Жена стала набрасываться, я с трудом отбивался: «Слушай, у меня болит голова, я устал, я вымотался, я с детьми целый вечер, я не могу…». Нет, это ее не интересовало. Она меня тискала, жамкала, мяла и говорила: «Давай, быстрее, давай!».

Пытка, мука, садизм. Я не выдержал. Ушел спать в комнату к детям, прямо на коврике. Жена крикнула вслед: «Тогда я пойду к Володьке!». Но мне уже не было интересно, что за Володька. Я сам был истерзанным ковриком.

…Утром меня разбудили веселые дети. Я улыбнулся им, хоть и не выспался. Всё казалось дурацким сном. Я встал, посмотрел за окно: солнце и ранняя весна, хорошо. Тут дочка сказала: «Пап, там мама просит таблетку, воду, чай с лимоном, какой-то уголь, и не шуметь».


Нет, это был не сон. Впереди еще был новый кошмар – похмелье жены.

Где же та большая подушка?

Алексей БЕЛЯКОВ

Источник: zen.yandex.ru



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector